"Рождественские огни" Маунт Аннана


Макс Котенев, когда мы с ним и семейством Сергея прогуливались недалеко от моего дома по украшенным к Рождеству улицам Маунт Аннана, был так поражен увиденным, что предложил мне сделать небольшой репортаж в ФБ для друзей. Ну, вот я и выполняю индивидуально-социальный заказ. «Безвозмездно, т.е. даром».

В Австралии так же, впрочем, как и во многих других католических, и не очень, странах, люди украшают свои дома к Рождеству. Основных способов проявить свою публично-показушную радость по поводу рождения Иисуса несколько: венками (Wreaths) на входных дверях, елками (Christmas Trees) и Рождественскими огнями (Christmas Lights). Особой любовью пользуется последний способ, который в примитивном варианте предполагает обертывание дома дешевыми китайскими электрическими гирляндами. Чем больше эти гирлянды непрерывно мигают и переливаются разными цветами, тем лучше. Высший пилотаж - не только обернуть гирляндами дом, но и постелить их плотным ковром на участке вокруг дома. Примерно в 99% случаев, проделав указанные действия с большим или меньшим количеством километров гирлянд, средний австралийский домовладелец потирает руки с чувством исполненного долга, становится в позу ожидания и выслушивает дифирамбы от жены. Иногда от детей, если папа соседского Сэма не ухитрился намотать на свой дом огней больше или ярче.

Но есть тот самый один процент настоящих Ози, у которых душа просит большего. Им мало восхищения жены и снисходительной улыбки детей, они хотят признания настоящего, народного, вечного… Ну, хотя бы вечного до следующего Рождества.

Эти люди начинают готовить свои Рождественские огни еще в середине ноября, ведь уже 1 - 5 декабря, задолго до Рождества, необходимо начать демонстрацию достижений широкой публике, которая будет не только получать эстетическое удовольствие от увиденного, но и сравнивать, голосовать, выбирать лучших. Потом об этих лучших напишут в газетах, покажут по ТВ, некоторых даже наградят символическими подарками и рукопожатиями глав местной администрации.

Для того, чтобы общественное мнение сумело подготовиться, ознакомиться с представленными достижениями кандидатов и правильно определить победителей, все желающие делают заявки на специальных сайтах. Сайты публикуют списки и адреса претендентов, а также время (экономные австралийцы не будут жечь электричество всю ночь и примерно в 11 часов вечера основную иллюминацию выключат), когда можно прийти посмотреть на инсталляцию во всей красе. Таких сайтов я обнаружил несколько – как проводящих конкурсы в масштабах страны, так и местных кансилов (советов) или отдельных школ, организующих конкурсы Рождественских огней в своем квартале. Каждый желающий может зайти на такой сайт и проголосовать за понравившийся ему дом. Итоги, обычно, подводят сразу после Рождества и публикуют на тех же сайтах уже 25-го декабря вечером.

Как мне кажется, есть определенный смысл в том, что обычно в соревнованиях, да и вообще в украшении домов по высшему разряду, участвуют не один дом, а все или несколько домов на одной улице. Представьте себе, если вдруг на вашей улице появится такой дом, который каждый вечер в течение месяца сверкает всеми огнями радуги, освещая окрестности с интенсивностью вспышки ядерной бомбы, к которому каждый вечер приходят толпы зевак поглазеть, а заодно и поорать-покушать, мимо которого каждый вечер непрерывной рекой едут со скоростью 5 км/час автомобили с выставленными во все форточки объективами… Представили? Что вы будете делать? Правильно, одно из трех: либо сойдете с ума, либо продадите дом за любые деньги и переедете за город где тихо и где этих денег хватит на другой дом, либо начнете устраивать Рождественские огни в своем доме, чтобы не хуже чем у людей… Вот так постепенно и происходит селекция домовладельцев на таких улицах – кто не в дурдоме и не на выселках, тот гордо вышагивает рядом со своим разукрашенным домом и жадно ловит ухом восхищенные отзывы неприхотливой толпы. Ну, а риелторов я бы законодательно обязал объяснять желающим приобрести дом на такой улице, что их ждет и снижать цену на треть.

У нас в Маунт Аннане есть несколько улиц, где традиционно, из года в год, живущие там домовладельцы, участвуют в соревнованиях на лучшие Рождественские огни. Некоторые добились неплохих результатов, и часто занимают высокие места в границах Сиднейской метрополии, а то и за ее пределами.

Не знаю, как в других районах Сиднея, а у нас в Маунт Аннане в убранстве домов, кроме общего изобилия огней, гирлянд, надувных скульптур, обвешенных лампочками скелетов животных, земных шаров, светящихся паровозов (про это я так и не понял: почему паровоз на половине домов и почему он на крыше), стилизованных Вифлеемских звезд… отчетливо прослеживается три темы: вертеп, Санта и рождественские коллекции.

Вертепы, вернее их макеты, в некоторых инсталляциях знатные: выполнены на хорошем художественном уровне, почти в натуральную величину. Вы поняли, что я имею в виду тот вертеп (Рождественская пещера), в котором дева Мария родила еврейского мальчика Изю от непорочного зачатия, а не тот где продажные девки Машки и пр. предаются пороку без зачатия. Обычно Вертепная композиция изображает не всю пещеру, а ее придел Яслей – закуток примерно 2х2 метра, где, собственно Мария и родила и прятала Изю, будущего Христа.

В этом же закутке, как повествуют евангелия, сразу после родов Марию навещали волхвы. Православная церковь никогда не пересчитывала волхвов, не определяла их национальность, не называла царями, в отличие от католической, которая точно знает, что: – волхвов было три, – все они были царями у разных народов, – принцип политкорректности уже тогда надо было соблюдать: один был европеец, второй азиат, третий мавр, т.е. африканец. – звали их Мельхиор, Каспар, Бальтазар соответственно.

Композиции Вертепа в Рождественских огнях нашего района в точности повторяют католический канон: все изображают волхвов в соответствующих одеждах, определяющих их этническую принадлежность к трем расам. Кроме волхвов и девы Марии с младенцем в люльке, в некоторых инсталляциях присутствует муж Марии, непорочный отец Иосиф с озадаченным лицом…

Тема Санта-Клауса также на удивление одинаково раскрывается во всех инсталляциях: западноевропейский и североамериканский сказочный персонаж то ли из Лапландии, толи из окрестностей Северного полюса. Австралийский Санта всегда и непременно в очках. Очки почему-то обязательно металлические, что, как мне кажется, не совсем удобно в условиях морозной зимы. Но австралийцы зимы не видели, как больно металлические предметы примораживаются к губам и прочим слизистым частям тела, не знают.

У Санты всегда один и тот же транспорт в виде саней в оленьей упряжке. Количество оленей варьируется от одного до трех, хотя все знают, что их у Санты девять: Дэшер («Стремительный»), Дэнсер («Танцор»), Прэнсер («Гарцующий»), Виксен («Сварливый»), Комет («Комета»), Кюпид («Купидон»), Доннер («Гром»), Блитцен («Молния») и самый главный, первый в упряжке, со светящимся носом – Рудольф. Такое явное упущение в количестве животных можно объяснить только ленью.

Неизменные спутники Санты – эльфы. Во всех инсталляциях они где-то рядом. Обычно мальчик и девочка с острыми ушками и кругленькими щечками. Поскольку к порядочным людям Санта всегда приходит через дымоход в камине или на худой конец в печи, некоторые инсталляции изображают эту сцену, как бы намекая о своей принадлежности порядочным людям – владельцам инсталляций.

В угоду хваленной австралийской толерантности в одном месте Санта явно нетрадиционной сексуальной ориентации: он, как известно, мальчик, а вот в душе, видно, девочка. Хорошо, с именем хоть повезло: что мальчик Санта, что девочка Санта.

Рождественские коллекции обычно выставляются в окнах украшенных домов или в специально устроенных застекленных витринах. Две коллекции произвели (и производят не первый год) на меня неизгладимое впечатление.

Первая: собрание игрушечных рождественских домиков. Это не меньше сотни маленьких макетов украшенных к Новому Году или Рождеству домов, которые образуют улицы с пешеходами и автомобилями. Все дома электрифицированы: в них горит освещение, уличные фонари, подсвечены вывески, на которых читаются копии где-то когда-то существовавших надписей. Домики прошлого-позапрошлого веков, видно коллекция собиралась не одним поколением этой семьи.

Вторая: коллекция механических Санта-Клаусов. Несчетное количество игрушечных Сант непрерывно двигают головой-руками-ногами, некоторые при этом издают какие-то звуки. И тоже видно, что многим игрушкам больше ста лет, и их тоже собирало не одно поколение.

Есть еще несколько не таких пафосных и ценных, но интересных коллекций: Санты, олени в упряжке и без, игрушечные рождественские вертепы с упомянутыми выше персонажами…

Я даже не могу себе представить, сколько труда и денег тратят эти люди на украшение и устройство своих «Рождественских огней»! На некоторых домах такое громадное количество гирлянд, огней, скульптур, что даже если все это самая дешевая китайская дешевка, общая сумма будет далеко нехилой. Там же, где вертеп и скульптуры-фигуры выполнены на хорошем художественном уровне, речь идет уже о достаточно больших деньгах. А инсталляции с редкими рождественскими коллекциями, это, по-моему, миллионные состояния.

Кроме денег, мне сложно себе представить, сколько труда надо вложить, чтобы все это развесить, расставить, подключить, а потом демонтировать. Некоторые композиции явно монтировались с помощью грузоподъемной техники, иначе просто не достать и не поднять.

Но не всегда такие представления только забавы ради. Некоторые улицы Сиднея собирают десятки тысяч австралийских долларов на благотворительные цели за счет пожертвований своих посетителей.

О посетителях. Их не просто много, их очень-очень много. Видно, у простых австралийцев не так много возможностей развлечься… Посмотреть на Рождественские огни приходят с детьми, собаками, бабушками, дедушками. Многие приезжают из самых дальних районов города. Зачастую припарковать вечером машину в районе инсталляции можно только за или через километр от объекта. Многие даже не пытаются этого делать, а просто едут чередой друг за другом на машине по нескольку кругов, рассматривая диковинные украшенные дома. Правда, коллекции из окна машины не посмотришь.

Некоторые приезжают компаниями, прямо здесь на травке рядом с домом расставляют переносные столы, кресла, раскладывают немудренные закуски и проводят время потягивая пиво или виски – два напитка, которые признают настоящие простые коренные австралийцы.

В пятницу и в субботу народа бывает столько, что без преувеличения – не протолкнуться. К окнам, в которых что-то выставлено посмотреть, выстраивается очередь чтоб заглянуть, а к Санта-Клаусам, оленям, эльфам и прочей сказочной братве – чтобы сфотографироваться.

Владельцы некоторых домов организуют небольшой бизнес по продаже напитков, сладостей, сосисок в тесте и пр. Некоторые зарабатывают фотографированием или правом на фотографирование. Насколько я могу судить, это неплохой бизнес – нет ни одного австралийского ребенка, который бы не хотел сфотографироваться с каждым Сантой, каждым оленем в округе.

Я подготовил для вас небольшой фоторепортаж с места событий – улиц Маунт Аннана, по которым вчера вечером в канун Рождества прошелся с фотоаппаратом. На фотографиях вы найдете иллюстрации к тому, что я рассказал выше. Качество снимков для меня максимально возможное – снимал ночью, без штатива, просто с рук, никаких осветительных приборов с собой не было. А вокруг все постоянно сверкало и вспыхивало в самый непредсказуемый момент, так что, не взыщите…