10000 лет Компьютерной бухгалтерии "ЛУКА"

Этот очерк я написал потому, что почувствовал интерес к теме в комментариях коллег к моим предыдущим публикациям на эту тему в ФейсБуке. Буду рад, если кого-то тема заинтересует, и он прочтет мой опус до конца, хотя я отлично понимаю, как это будет трудно и не всем интересно. Ну и не читайте, не обижусь


В этом году, даже где-то как раз в это время, наступает круглая и знаменательная дата в истории IT Республики Казахстан – 10000 лет выхода на рынок первого казахстанского коммерческого коробочного программного продукта для персональных компьютеров «ППП Компьютерная бухгалтерия ЛУКА».


Столько цивилизации не живут, скажут непосвященные, и будут не правы. Обычные цивилизации не живут, а IT-шные – запросто. Только в двоичной системе счисления. Измерение памятных дат в двоичной системе – не моя придумка, это признанный всеми программистами метод: ведь даже их, вернее, наш профессиональный праздник – День программиста не привязан к числу и месяцу – это просто 100000000-й день в году. Ну, тем, кто не силен в двоичной системе, переведу в привычную десятичную – 256-й день года.


Итак, в привычной десятичной системе и нашу круглую дату можно обозначить числом 32, столько лет прошло с тех пор, как на рынок вышел пакет программ «Компьютерная бухгалтерия ЛУКА».


Коробочный программный продукт, это программное обеспечение, которое подразумевает самостоятельную инсталляцию и настройку пользователем. Коробочный программный продукт предназначен для широкого круга пользователей-непрофессионалов в области IT, но профессионалов в прикладной области. Он, продукт, поставляется на условиях «как есть», со стандартными для всех покупателей функциями, документацией, на стандартных носителях и по розничным стандартным ценам. Сейчас таких программных продуктов абсолютное большинство: игры, текстовые и графические редакторы, записные книжки, календари... Заказное программное обеспечение разрабатывается нынче только для огромных предприятий и государственных органов, в которых основное производство уникально или трудно стандартизируется. 10000 лет назад таких программ практически не было.


Я прошу прощения у IT-шников за это пространное разъяснение – среди читателей есть люди, далекие от нашего ремесла, мне бы хотелось, чтобы они понимали, о чем разговор.


Итак, к истокам.


Историю создания компании ПЛЮСМИКРО рассказывать здесь не буду, она заслуживает отдельного повествования, и я эту нетленку обязательно наваяю, когда явление музы совпадет с очередным приступом графомании.

В далеком 1987 году, созданная на волне возрождения капитализма в СССР, компания ПЛЮСМИКРО (буду так называть, хотя это было не первое ее название) озадачилась поиском своего пути. Путь этот мы однозначно связывали с только-только появившимся техническим чудом – персональным компьютером. До конца 80-х их не было. Были, экзотические, так называемые, домашние компьютеры Commodore, ZX-Spectrum, первые советские БК-001 и т.д., но они не были предназначены для решения прикладных производственных задач.


Первые наши разработки были, естественно, заказными (рынка розничного программного обеспечения в СССР не существовало), например, такие как система психодиагностики космонавтов и летчиков-истребителей для минобороны СССР (Казахстана как суверенного государства еще не было), автоматизация диспетчерской службы «Скорой медицинской помощи», еще что-то – уже и не вспомнить.


Но мы все время искали прикладную область, в которой бы можно было создать программный продукт и жить за счет его тиражирования за относительно небольшую цену для многих пользователей. Нужна была идея.

И она появилась. В один день раздался звонок нашего давнего партнера, директора одного из филиалов Новосибирского НИИ Систем, с которым мы плотно работали еще в доперестроечные времена по созданию крупных отраслевых АСУ.


- Помогите, сказал он, здесь у нас по коридорам с утра до вечера ошивается какой-то ненормальный человек, который говорит, что он знает как сделать универсальную бухгалтерскую программу, не зависящую от отраслевой принадлежности и величины предприятия, и что ею бы могли пользоваться самостоятельно бухгалтеры, не прибегая к помощи IT-шников. А у нас громадные государственные проекты на весь Советский Союз, и нам совершенно не интересно слушать этого городского сумасшедшего с его бредовыми идеями. Заберите, а?


Так мы познакомились с Иваном Евгеньевичем Глушковым, удивительным, хотя и не без странностей, человеком, которого без преувеличения можно назвать одним из основоположников современного автоматизированного бухгалтерского учета. Он обладал дикой работоспособностью, вел аскетический образ жизни и умел учиться.

История его интересна сама по себе. Иван Евгеньевич начал свою карьеру с должности сельского счетовода, и «вырос» до главного бухгалтера одного из отраслевых Совнархозов. Молодым поясню, что Совнархоз (Совет народного хозяйства) – это были такие огромные корпорации, или как бы сейчас сказали, кластеры, объединяющие десятки крупных промышленных предприятий в отрасли или на территории. В один прекрасный день Глушков понял в чем его предназначение, уволился с хлебной престижной должности, систематизировал и изложил, как мог, свои идеи на бумаге и явился в НИИ Систем, который был в то время одним из ведущих и крупнейших разработчиков программного обеспечения в СССР.


Позже, Глушков открыл свою аудиторскую компанию и написал несколько книг по теории бухучета и аудита.


- Ну, пусть приезжает в Караганду, поговорим – ответили мы. И он приехал. Скажу честно, сначала мы вообще не могли понять, что же он предлагает, как оно должно работать, и что означают каракули на его многочисленных листах, которые он как фокусник доставал из своего толстенного, а-ля Жванецкий, портфеля, но то, что нам никуда не деться и мы будем с ним работать, поняли сразу.


Тогда в Москве уже начали появляться на рынке первые советские программы автоматизированного бухучета для персональных компьютеров. Самыми известными, были в то время Турбо-бухгалтер, Инфо-бухгалтер, Атлант... Было что-то еще, не помню. Все они базировались на принятой в СССР журнально-ордерной модели учета, адаптированной под компьютерную обработку.


Глушков же предложил базироваться непосредственно на «чистом» принципе двойной бухгалтерской проводки, которую придумал еще в Средние века итальянец Лука Пачоли (отсюда название программы «ЛУКА»), без упрощения ее до журналов ордеров со сведением «на угол». По-настоящему прорывной оказалась глушковская идея настраиваемого и бесконечно детализируемого многоуровневого плана счетов, который позволял, в отличие от других систем, наладить не только простой учет, но и развернутую аналитику.


- Хотите знать себестоимость вашей секретарши и сколько карандашей она сгрызает за год, постройте дерево счетов, где одной из веток будет ваша секретарша и ее расходы, а программа все остальное сделает сама. - Этим аргументом мы долго пользовались, навяливая потенциальным пользователям наш продукт.


НИИ Систем дал немного денег на разработку, авторскими правами мы за это должны были с ним поделиться.


Первая демонстрация системы состоялась осенью 1989-го, а уже в конце года, когда весь трудовой народ ушел праздновать Новый Год, была готова первая версия продукта. 30-го декабря мы появились в Новосибирске с нашим первым ноутбуком Оливетти весом в 9,5 кг, которому завидовал весь самолет, первый раз в жизни видевший компьютерную игру, для официальной сдачи-приемки «Луки», чтобы успеть подписать акты до наступления Нового Года и получить наши денежки.


Создание программного обеспечения такого класса в те времена сталкивалось с проблемой ограниченных вычислительных ресурсов. Представьте, что исполняемый код программы такого уровня должен был помещаться на дискете диаметром 5,25 дюймов емкостью 360 кБ. Еще на одной такой же дискете должна была поместиться база данных. У большинства первых пользователей были машины ROBOTRON 1715 с двумя такими дисководами. Оперативная память такой машины в базовом варианте не превышала 64 Кб, но могла расширяться аж! до 256 Кб. Вдумайтесь в эти цифры, это не терабайты, не гигабайты и даже не мегабайты... В эту память сейчас не влезла бы ни одна фотография даже в небольшом разрешении. Я не понимаю сейчас, как мы это делали!?


Та, первая версия ПО называлась «КАРМЕН» - Комплекс автоматизированных рабочих мест экономического назначения. Да, любили тогда сокращения и аббревиатуры. После приемки ПО мы договорились с НИИ Систем о том, что дальше развиваем пакет каждый сам. Их версия пакета так и осталась называться КАРМЭН и сгинула куда-то через год, а мы свою назвали ЛУКА и начали продавать и развивать.


Продавать ПО в те времена было сложно. Интернета не было, а реклама в журналах и по телевизору не давала ничего – бухгалтеры не тот народ, который заплатит, не пощупав вещь. Спасали только выставки. Их было несколько популярных у энтузиастов-пользователей и разработчиков ПО. Выставок союзного значения или международных в СССР было немного. Мы были постоянными участниками московских выставок Softool и выставок ПО на ВДНХ, международных выставок в Новосибирске, Киеве. Брали большие стенды, работали бригадами по 4-5 человек.

Народа на выставках было много, не то, что нынче. На нашем стенде постоянно толпились посетители, и мы непрерывно демонстрировали свое ПО, раздавали визитки, документацию и рекламные материалы. Мы привозили с собой и заказывали на местах горы проспектов и плакатов, но все это расходилось в первые пару дней. Особенно нравился посетителям наш рекламный плакат, на котором надпись «Наши программы никогда не изменяют своему компьютеру» красовалась на фоне фотографии обнаженной девушки, стыдливо прикрывающей низ живота дискетой. Мне кажется, что многие наши гости специально выслушивали нашу длинную презентацию только для того, чтобы получить этот плакат в качестве сувенира.


С этими выставками по продаже ПО связано много разных историй – веселых и грустных. Был штурм Останкинского телецентра в октябре 1993 года, который мы наблюдали из окон нашей гостиницы по светящимся цепочкам трассирующих пуль, и отличая звук очередей из Калашникова от крупнокалиберного пулемета. Было оборудование выставочного стенда под телетрансляцию расстрела Белого Дома из танковых орудий всего в нескольких километрах от павильона. Были первые контакты с иностранцами, которых начали свободно пускать в СССР, покупка контрабандных компьютеров ночами в общежитиях университета имени Патриса Лумумбы, пачки денег в больших хозяйственных сумках...


Выставки давали не только возможность продавать свое ПО, но и знакомиться с братьями по цеху. ABBY, Касперский, Paragraph, Лексикон и много других коллективов с которыми мы общались, пили пиво и не только, обсуждали решения и составляли союзы – это история отечественного программирования. Кто-то добился больших успехов и известности, кто-то пропал, так и не сумев монетизировать свои гениальные и одновременно сумасшедшие идеи.

Одно время там же, в Москве, организовался Клуб разработчиков бухгалтерских программ. Иногда, заседания проходили в странной форме: забуривались куда-нибудь в сауну дня на два, парились, пили и непрерывно обсуждали программные решения. Там, на одном из заседаний «Клуба» основатель 1С Борис Нуралиев назвал «ЛУКУ» мамой 1С, и признался мне, что именно наши решения с настраиваемым планом счетов, вдохновили их на создание своего продукта.


Одно время дела у нас шли очень даже неплохо. «ЛУКА» была в группе лидеров среди бухгалтерских программ, по-настоящему серьезную конкуренцию мы ощущали только со стороны 1С. «Лука» успешно внедрялась на всей территории огромного Советского Союза: от Калининграда до Берингова пролива, и от Мирного до Ашхабада. К основному бухгалтерскому блоку добавились все необходимые компоненты: расчет зарплаты, основные средства, складской учет...


В пакете широко применялись нестандартные решения, которых я не встречал больше нигде. Так, модуль расчета заработной платы был написан на языке Пролог – ни до ни после я не видел ни одной промышленной реализации программного обеспечения на этом весьма своеобразном декларативном непроцедурном языке предикатов, который задумывался скорее, как экспериментальное подтверждение теории дизъюнктов Хорна (во, загнул, извиняюсь), чем инструмент разработки профессионального ПО.


Другое интересное решение – в состав пакета входил модуль электронных таблиц, который кроме стандартных математических и текстовых функций позволял непосредственно в формулах использовать такие функции, как «Сальдо», «Дебет», «Кредит» и т.д., что позволяло пользователю, хоть немного знакомому с Excel самому конструировать формы и отчеты, в которые автоматически подставлялись и вычислялись данные из баланса и регистров бухгалтерского учета с любой детализацией.


Для того, чтобы дать вам почувствовать универсальность и масштаб продаж «Компьютерной бухгалтерии Лука» в 90-е годы, просто перечислю некоторые интересные объекты внедрения: Аэропорт Шереметьево-2, Авторское московское телевидение, Новосибирский Электровакуумный Завод, Минюст Республики Казахстан, Инвестиционный фонд «Пионер-первый» - Первый Ваучерный Фонд России, Первый Пенсионный фонд России, ЗАО ТуранАлемБанк, МНТК "Микрохирургия глаза" профессора Федорова, Балхашский завод обработки цветных металлов, Мосглавпочтамт со всеми отделениями; гостиница «Космос» (Москва, ВДНХ), Агентство "ИТАР-ТАСС", Центр микробиологии Академии Наук РФ, Алматинская кондитерская фабрика «Рахат», Новосибирский мясокомбинат, ряд угледобывающих предприятий Кузбасса, курорт «Геленджик», вертолетный завод в Улан-Уде, Минобороны Казахстана и еще более 1000 предприятий России, СНГ и Казахстана. Впечатляет, да? Меня самого тоже!

Закат «ЛУКИ» определило два обстоятельства.


Первое: по сути единственный в нашей нише конкурент - 1С, сумел вовремя изменить стратегию продаж, а мы этот момент прозевали. В один день мы проснулись и узнали, что стоимость пакета 1С уменьшилась в разы. Мы просто не смогли ответить, потому что для такого шага нужна была подготовка, а главное, огромные инвестиции, которых мы привлечь не могли, а Нуралиев смог.


Второе, может даже более серьезное: распад СССР. Тот, кто жил в СССР помнят, что производственные ресурсы были разбросаны по всей стране, и все знали, что высокотехнологичные проекты, разработанные в Караганде могут быть не хуже московских, потому, что еще были свежи в памяти шарашки, почтовые ящики и закрытые города, где и производилось все самое лучшее и передовое. После распада Союза мы стали для России иностранной компанией, работающей с другой, плохо конвертируемой валютой с непредсказуемым курсом обмена, в другом законодательном поле. Для большинства наших потенциальных заказчиков использование наших программ стало рисковым, с вытекающими из этого негативными последствиями для нас. Казахстанский рынок был очень мал, но и здесь уже агрессивно работал наш главный конкурент с низкими ценами.


Мне приятно, что пакет «ЛУКА» обеспечил работой многие небольшие коллективы, одиночек IT-шников, конструкторов и технологов, потерявших работу в то непростое голодное время. Эти люди внедряли пакет на предприятиях, обучали пользователей, наиболее продвинутые строили собственные приложения, используя внутренние механизмы и движки пакета.


В 2000-х годах у компании ПЛЮСМИКРО появились другие проекты, требующие больших интеллектуальных и финансовых усилий, конъюнктура рынка изменилась, развитие и поддержка пакета «Компьютерная бухгалтерия ЛУКА» были переданы в дочерние компании. О масштабном продвижении на рынке бухгалтерского ПО речь уже не шла, хорошо еще, что этот пакет просто окупался.


С тех пор прошло много лет. Изменился рынок, изменилась аудитория пользователей. «ППП Компьютерная бухгалтерия Лука» пережила ребрендинг и стала называться K2.ERP, появились специализированные версии для армии, библиотек, бюджетников, пакет превратился в функционально продвинутую ERP-систему, ушел с рынка коробочных продуктов и стал подстраиваться под конкретных заказчиков. Но это уже другая история.

К своему стыду, последние несколько лет, отсюда, из Австралии, я перестал отслеживать развитие и продвижение пакета и потерял практически все исторические материалы по «ЛУКЕ»: проспекты, документацию, иллюстрации, рекламные материалы, а ведь этого было так много... Не зря говорят, что переезд хуже пожара, а переезд в другую страну, особенно.


Поэтому я смонтировал небольшой фильм, к сожалению поганого качества, из сохранившихся видеоматериалов, нарезав фрагменты, в которых как-то упоминается «ЛУКА». А в конце, не удержался, вставил несколько длинноватый рассказ Лени Виняра об одном, но характерном эпизоде из нашей жизни в то время – мне показалось рассказ передает условия, в которых формировался постсоветский IT-рынок.